"Полтава" с нами

КОРАБЛЬ ЕЩЕ В ЛЕСАХ, А ЭКСКУРСИЯМ НЕТ ЧИСЛА

На днях побывал на строящемся парусном линейном корабле 4-го ранга «Полтава».

Крытый эллинг, где стоит в лесах корабль, расположен в Лахте, недалеко от строящегося здания «Газпрома», и строительство «Полтавы» тоже финансирует «Газпром».

Было холодно и ветрено, но экскурсоводы ведут экскурсию за экскурсией, и люди все приезжают и приезжают. И я, кажется, понимаю, зачем. Они идут за запахом старины. Корабельная старина пахнет свежеспиленным дубом.

«Полтаву» строили по чертежам Петра Первого – он был в те времена главный российский корабел. Мастера воспроизводят нынешнюю «Пол­таву» по старинным чертежам из того же русского дуба. Одно отличие: во времена Петра спиливали двухсотлетние деревья без малейшей червоточины, на строительство корабля их ушло больше тысячи. А вот сейчас таких дубов мало – всего несколько штук, и в дело по большей мере идут сто пятидесятилетние исполины, но и они все без малейших признаков болезни.

Автор – Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель-маринист

И как и во времена Петра, их везут со всей России – с севера и с юга. А еще отливают из чугуна и бронзы пушки – точь-в-точь такие же, петровские.

Длина корабля – более 39 метров, ширина по миделю – больше 11, высота – больше 45, осадка – 4,6. Водо­измещение – 1200 тонн.

Упор сделан на полную идентичность, поэтому и пушки, и ядра, и мачты, и паруса, ванты, носовые и кормовые украшения, убранство кают – все это должно быть как при Петре – это главная задача. 54 пушки: 22 – 18-фунтовые, 20 – 12-фунтовые – эти пушки чугунные и 12 – 6-фунтовые, бронзовые.

Царь за свою должность главного корабельного мастера получал жалованье. И не только руководил проектом, но и сам рубил топором, «коим владел искусно». Он не только присутствовал при «поднятии штевней», но и участвовал в необходимых при этом корабельных ритуалах: при поднятии форштевня, к примеру, Петр снял пред стоявшим тут генерал-адмиралом шапку, спросил его, начинать ли, и только по получении утвердительного ответа снова надел ее, а затем принялся за свою работу.

А с верфи царь, как утверждали очевидцы, потом отправился в гости к одному из корабельных плотников.

Петр с большой любовью относился к кораблям, называл их своими детьми. За задержку материалов для строительства доставалось всем – особливо Александру Мень­шикову.

Для спуска на воду были использованы специальные устройства – парные понтоны, камели. Корабль спустили на воду в июне 1712-го, и служил он до 1732-го – то есть двадцать лет. За это время участвовал он в шести сражениях и не посрамил ни русского флага, ни Отечества своего.

Для восстановления же сегодня подлинного облика петровской «Полтавы» не хватает данных, чертежей, многое из украшений и декора воспроизводится по гравюрам.

И все-таки, полагаю, сегодня передано главное. Передан дух бережного строительства военного корабля – это ведь очень важно. Ступил на палубу и ждешь, что сейчас откуда-то из глубин его, возможно из трюма, появится царь Петр, окруженный корабельными плотниками, и к нему подойдет корабельный мастер Федор Моисеевич Скляев, и они с жаром начнут обсуждать только им одним известные детали корабельного устройства.

И пройдут они мимо оторопевших экскурсантов, изу­мив их, но отнюдь не удивив столь необычным своим появлением.

Так что удачи тебе, петровская «Полтава», а как достроят – 7 футов под килем.